Е. В. Головин

Деньги. Золото. Бедность. Богатство.

Эта лекция была записана для радио "Радонеж" в 2004 году, но в эфир так и не вышла. Запись этой лекции была любезно предоставлена Сергеем Герасимовым, которому и принадлежат вступительное слово и вопросы по ходу изложения.


Сергей Герасимов

    Добрый вечер, дорогие Братья и сестры, у микрофона Сергей Герасимов. Сегодня у нас не совсем обычная передача, а может быть, увы, она, как раз, обычна для нашего времени, для нашего последнего времени.
    «Что есть истина? - Спрашивают последние люди, и моргают…» - так формулирует состояние нашей эпохи немецкий философ Ницше. Передача эта навеяна искренним желанием не оказаться в этом состоянии, в состоянии «последних людей».
    «Все испытывайте, хорошего держитесь», - советует нам апостол Павел, и еще говорит он – «Тайна беззакония уже в действии, только не совершится она, - продолжает апостол, - до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь: и тогда откроется Беззаконник».
    Деньги. Деньги являются высшей реальностью современного мира, победившим всех конкурентов универсальным идолом. Француз еврейского происхождения, крупный финансист и, так сказать, одна из первых фигур мировой закулисы Жак Оттоли справедливо называет нынешний исторический этап «денежным строем».
    Наше время характеризуется полным триумфом денег, которые стали которые стали своего рода тоталитарным эквивалентом, общим знаменателем для всех вещей и процессов реальности. Деньги представляют собой сегодня универсальный эквивалент чистого количества, сконцентрировавший в себе все остальные параметры материальности. То, что было на прежних этапах истории материальной преградой для осуществления духовных начинаний сегодня превратилось в абсолютизированную и приобретшую автономность массу. Капитал не просто вобрал в себя результаты истории, он тщится заменить божество, воссоздавая по своей прихоти самые разнообразные события прошлого, при чем трактуя их в произвольном ключе.
    В питаемой капиталом индустрии образов поп-звездами становятся диктаторы, тираны, маньяки и ничтожества, словом, фиктивные персонажи. Деньги обладают абсолютной властью над настоящим, а следовательно способны воссоздавать прошлое и управлять будущим.
    Деньги – единственное содержание постмодерна, как теперь принято называть нашу эпоху. В подлинном смысле их нельзя иметь, ибо деньги превращают любое начинание, любую инициативу, любое предприятие в обслуживание цифровой массы. Капитал преодолел капитализм, деньги поработили своих владельцев, постепенно превратившись из инструмента в самостоятельное господствующее существо.
    Почему же именно деньги оказались, так сказать, телом Антихриста, т. е. тем беззаконником, о котором предупреждает нас апостол Павел? Почему этим телом не оказалась жестокость, извращение, сластолюбие, как это представляло себе эсхатологическое воображение древних
     В традиционном обществе деньги сами по себе были сакральными и качественными, тогда они были не капиталом, а вещественным сгустком, если можно так выразиться, солнечной жизни. Их чеканили люди, специально подготовленные для этого обществом. Сакральная природа денег сохранилась и в русском языке, ибо «деньги» происходит от тюркского корня, означавшего «небо» - «денгир», «тенгри». Так же у тюрок называлось, кстати, и высшее божество. Некогда деньги были материальным выражением света, сгущенным светом благородного золота. Но постепенно их природа изменилась на прямо противоположную.
    Вначале прерогатива чеканки монет была отнята у людей достойных этого, затем отдана более низкому сословию, а в последствии возможность чеканить монету перешла к буржуазии, а вместе с нею – к так называемому мировому отребью, ростовщикам, менялам и так далее. Потом вместо золота стали циркулировать банкноты как обязательства это золото при необходимости предоставить. И, наконец, пережиток качества был упразднен, и бумажки перестали быть обеспечены истинным золотом. И заметьте: теперь и сами банкноты стали заменяться карточками, виртуальными кодами, и процесс десакрализации дошел до своего предела. Так сказать, полный цикл пройден: от светлого неба качества в материальный ад количества. Теперь вырвать любую вещь, малую или большую, из под бремени капитала – приравнивается к подвигу Геракла.
    Но любое усилие будет тщетным, пока мы не поймем со всей ответственностью, как глубоко внизу мы все очутились. Все прежние рецепты недействительны, и черная магия капитала чудовищно сильны и эффективна. Она преодолела классы и нации, сломила государства и сословия, и тот малый островок сопротивления, который еще остался, вот-вот грозит рухнуть под мягким давлением надвигающейся кромешной ночи. Если мы не заглянем в самый центр этого ада, если мы не сможем осознать последней тайны финансового дракона, Зверя, мы фатально проиграем нашу битву, а монстр легко и без усилий превратит все наши идеи, наши доктрины в уютную, развлекательную телерезервацию. Без такого интеллектуального рывка, без прозрения, и без мужественного прослеживания всего механизма, превращающего живое в мертвое, вплоть до корней, до истоков, нам не победить, нам даже не начать сражения.
    Задача крайне трудна и почти невыполнима, особенно страшно от того, что ее насущность так слабо осознается. Если мы не сможем осознать капитал, в этом случае он осознает нас.
    Сегодня я беседую с литературоведом Евгением Всеволодовичем Головиным. Мы немного отклонились от нашего курса в освещении творческого наследия поэтов русского Серебряного века. И сегодня мы коснемся творчества другого поэта, жившего в другую эпоху и в другой стране. Это – знаменитый английский поэт Вильям Шекспир. И попытаемся относительно того, что я сказал в начале нашей передачи разобрать его гениальную пьесу «Венецианский купец».
    Рассмотрение этого поистине гениального произведения поможет нам отчетливее разобраться в таких принципиально важных для нашей жизни вопросах, как взаимодействие живой цивилизации и механической, целого и совокупности отдельных частей, качества и количества, подлинного и ложного.
    Пожалуйста, Евгений Всеволодович, вам слово.


Евгений Головин

Есть у Вильяма Шекспира знаменитая драма под названием «Венецианский купец». Действие её происходит в конце XVI века и, надо полагать, во времена как раз Шекспира, потому что действие происходит в Венеции и реалии, которые нам даны, очень напоминают как раз конец этого времени. Описана биржа на Реальто, которая возникла в Венеции в начале XVI века и прочие такие вещи.
Почему мы останавливаемся на этой драме. Потому что это чуть ли не единственная драма Шекспира, где разбирается святой для нашего времени вопрос о деньгах. Но надо признаться, что деньги, о которых говорится в драме и наши современные деньги очень отличаются друг от друга. Если мы забыли, содержание драмы, то давайте его чуть-чуть вспомним. Дело в том, что у богатого еврея Шейлока некий купец Антонио через посредство своего приятеля берёт взаймы под вексель 3000 дукатов.
Так. Давайте подумаем, что такое три тысячи дукатов в переводе, скажем, на доллары. Это очень затруднительно, но это не менее 3.000.000 долларов, безусловно. Хотя тогда в Венеции эта сумма считалась весьма незначительной. Весь вопрос в векселе, который подписал купец Антонио. В векселе Шейлок оговаривал, что в случае того, если он запоздает с уплатой, он возьмёт с Антонио вместо трёх тысяч дукатов он возьмёт фунт мяса, который вырежет в любом ему удобном месте.
Надо оговориться, кстати, что Шейлок не очень-то хотел давать эти три тысячи. Но потом он вспомнил, и, как сам Шейлок говорит, он вспомнил, что Антонио – хороший человек. Это – буквально его слова. «Is good man», - сказал Шейлок.
И теперь мы подумаем, кого мог еврей Шейлок в конце XVI века назвать хорошим человеком. Здесь мы сделаем некоторое отступление от проблемы этики, подумаем о том, почему Шейлок один из первых, по крайней мере, на конец XVI века, смешал этику и денежное достояние, смешал, проще говоря, качество и количество.
Давайте вспомним в принципе, что такое качество. И что такое этика. Вкратце, разумеется. По идеям платонизма существует на небе, на духовном небе, разумеется, существует пять духовных идей. Благо, справедливость, любовь, гармония, красота. Когда Шейлок сказал «хороший человек», он имел в виду главную идею, которую подразумевал Платон, идею блага. Таким образом, начиная с платонизма, и дальше это традицию развило и христианство также точно, добро-благо является главной идеей бытия. И естественно совершенно, что мы не можем это приобрести, ни за какие деньги, потому что эти идеи в тоже время являются качеством, качеством человека или вещи.
Таким образом, от идей Платона идут так называемые эйдетические ряды. Что это такое? Это когда идеи снисходят с Неба на Землю минуя подлунный мир. Таким образом, в ряду, скажем, блага находятся: золото, солнце, король, лев, орёл, петух, алмаз, копьё. Это – эйдетический ряд, который соединяет эти понятия, эти данности, которые взаимно влияют и резонируют друг с другом.
Когда мы, даже в обиходе, говорим «золотой человек», или, скажем, «не характер, а чистое золото», мы, разумеется, имеем в виду эти резонансы, эти ряды, которые гораздо позже были названы «добродетелями». Имеется в виду благо. До XIII века слова «добродетели» вообще не было.
Что же у нас получается? У нас получается, что когда Шекспир писал свою драму, «Венецианский купец», мир качества уже кончал своё существование. Мир качества подразумевает также следующий очень важный момент. Что вещи различаются – вещи, события, понятия – называются словом «целое». Субсантивом «целый». И это целое не может быть разделено на части. То есть буквально вплоть до XVII века люди не верили, что какое-либо целое может быть составлено из частей или разделено на части.
Скажут: ну если мы разобьём чашку (обычный пример), и потом её склеим, что же у нас получится? Можно ответить так, что у нас получится нечто - другое целое. То есть у нас не получится прежней чашки, и мы не можем сделать из частей что-то целое, то есть то, что разбилось, уже является не одним целым, а четырьмя-пятью. Это простая, но очень важная мысль, которая, в конце концов, до сих пор не даёт нам покоя. Потому что ответить на простую мысль, на простой вопрос очень трудно.
Таким образом, если мы поверим Шейлоку, что Антонио – хороший человек, потому что у него большое состояние, следовательно, мы должны делить целое, любое целое – события, качество характера, чашку, шёлковую материю, да что угодно - мы должны делить на какие-то части или не делить. От этого зависят два кардинально разных мировоззрения.
Если золото определено в эйдетический ряд… Прошу прощения за это выражение, я его объяснял, и ещё раз объясню: эйдетический ряд это та нить, которая идёт с Неба на Землю, спускаясь через четыре космических элемента – огонь – воздух – вода – земля – эйдетический ряд даёт в каждой стихии свои данности, свои вещи, свои понятия.
Таким образом, ещё раз процитирую: золото в одном эйдетическом ряду с солнцем, львом, орлом, петухом, алмазом, копьём. Это очень важно знать, если мы говорим о том, что золото является эквивалентом денег.
И правильно ли оно так является? Подумаем ещё раз на эту тему. Дело в том, что даже самые знаменитые философы, такие как Зиммель или Зомбарт, немецкие, я имею в виду, философы 20-го века, в своих книгах о происхождении денег толком не могли точно это определить. Даже сейчас мы не знаем, откуда вообще взялись деньги. Языческая цивилизация их никогда не знала. И то, что потом христианские историки пытались навести какой-то порядок в торговле финикийцев, карфагенян, римлян и так далее, всё это, в общем, не очень-то убедительно.

Продолжение следует...


Предложения, пожелания, вопросы можно присылать по адресу golovin@evoe.ru
При любом использовании материалов с данного сайта ссылка на источник обязательна